Александр Александрович и Анна Степановна Елисеевы

«Судьба семьи в истории страны»

В осажденном Ленинграде…


Историю о родственниках-ветеранах подготовила ученица МБОУ Сеченовской СОШ Аня Трифанова, дочь Александра Евгеньевича Трифанова — начальника службы пожарной охраны Сеченовского ЛПУМГ — филиала ООО «Газпром трансгаз Нижний Новгород».

Но знай, внимающий этим камням,

Никто не забыт и ничто не забыто…

(слова, высеченные на монументе скорбящей Матери-Родины на Пискаревском кладбище в Санкт-Петербурге)

В 2015 году наша страна будет отмечать 70-летнюю годовщину со Дня Победы в Великой Отечественной войне. Прошли через ту страшную войну мои прадедушка и прабабушка — Александр Александрович и Анна Степановна Елисеевы. Прадедушку я, к сожалению, не знала, так как он умер задолго до моего рождения. Зато прабабушку хорошо помню и хочу о ней рассказать.

27 января 2015 года исполнилось 70 лет со Дня полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады немецко-фашистскими войсками. Я знаю, что будь моя прабабушка Аня жива, она встретила бы эту годовщину со слезами на глазах, ведь она прошла через это тяжелейшее испытание, она — блокадница…

В Сеченовском районе жили всего два человека, имеющих удостоверение «Житель блокадного Ленинграда», в том числе и моя прабабушка.

Я, основываясь на воспоминаниях, записанных еще при её жизни, хочу рассказать о том, что пришлось пережить ей во время блокады Ленинграда.

Родилась прабабушка 13 мая 1918 года в большом селе Кочетовка Мурзицкой волости Курмышского уезда Симбирской губернии (ныне — Сеченовский район Нижегородской области). Семья была большая: родители, четверо детей, дедушка и бабушка. Закончила 3 класса Кочетовской начальной школы. С детства приходилось много работать: помогала в домашних делах, пряла.

В 1939 году, по семейным обстоятельствам, моя прабабушка, тогда совсем юная девушка — Нюра Паничкина, как звали ее в деревне, переехала жить в город Ленинград. Ехала она не на «пустое место», как тогда говорили, в Ленинград в 30-е годы уже перебрались два её брата — старший, Михаил Степанович Паничкин (трудился в пожарной охране), и младший, Николай Степанович Паничкин (учился в военном училище на десантника). Прабабушка устроилась на работу в строительный трест, где очень были нужны рабочие руки — Ленинград строился, расширялся. Сначала жила напротив Кировского завода в подвальном помещении общежития. 1 мая 1941 года вместе с подругами получили комнату на пятом этаже только что построенного дома. Часто прабабушка вспоминала, что это было новое, красивое здание с просторными, светлыми комнатами, большими окнами. Как жалела она это первое в её самостоятельной жизни пристанище, когда его разбомбили.

Начало войны было для прабабушки, ее близких и родных большим потрясением. Она вспоминала, как 22 июня 1941 года плакали женщины, узнав о начале войны, предчувствуя, сколько бед и несчастий выпадет на их горькую долю.

Сразу после начала войны рабочих строительного треста отправили на переоборудование и ремонт школ под госпитали. Прабабушка вспоминала: «Не успевали до конца закончить работы, как привозили раненых: везли без конца: и днем, и ночью». Затем бабушку, как и многих других жителей Ленинграда (в основном женщин), срочно направили строить оборонительные сооружения на подступах к Ленинграду (станция Стрельна и др.). Рыли окопы и противотанковые рвы, жили в сооруженных наспех шалашах.

Враг был уже на подступах к Ленинграду. Однажды, в сентябре 1941 года, работающих на окопах стали обстреливать с воздуха из дальнобойных орудий. Людям дали команду возвращаться в город. Шли пешком более двадцати километров под вой вражеских самолетов, которые поливали отступающих пулеметным огнем. Прабабушку ранило в ногу осколком снаряда, правда, легко.

Уже в городе люди узнали, что немецкие войска, захватив Шлиссельбург, отрезали Ленинград с суши. Город оказался в кольце блокады. Сообщение Ленинграда с внешним миром могло происходить только по воздуху и Ладожскому озеру. Началась 900-дневная блокада Ленинграда...

Первым тяжёлым испытанием, которое выпало на долю ленинградцев, были регулярные артобстрелы. Немецкое командование решило один из красивейших городов мира сравнять с землей. На город обрушился шквал бомб и артиллерийских снарядов, начался обстрел из дальнобойных орудий. Всего за время блокады на город было сброшено свыше 100 тыс. зажигательных и 5 тыс. фугасных авиабомб, около 150 тыс. снарядов. Только за осенние месяцы 1941 года воздушная тревога объявлялась 251 раз. Это подтверждают и воспоминания прабабушки: Ленинград осенью и зимой 1941 года очень сильно бомбили. В осажденном городе создавались народные дружины или аварийные команды, в одной из них стала работать и прабабушка: разбирали развалины домов, убирали трупы убитых, спасали людей из-под руин зданий после бомбежек. Ночью дежурили на крышах домов, гасили зажигательные бомбы.

Был разрушен немцами и  тот новый дом, в котором жила прабабушка, и она переехала к старшему брату.

Бомбежки были страшны, но страшнее всего был начинающийся голод. В Ленинграде, со всех сторон окруженном врагом, не было электричества, отопления, хлеба выдавали всего по 125–250 грамм на человека в день. На улицах лежали трупы людей. Работники аварийных команд, в том числе и моя прабабушка, собирали трупы на улицах и в  пустых квартирах, свозили на Пискарёвское кладбище, где их хоронили. Прабабушка вспоминает: «Когда мы подъезжали к Пискаревскому кладбищу, то увидели горы трупов. Женщины стали плакать: „Мамоньки! Мамоньки! Разве такое может быть?“

Складывали трупы в огромные траншеи, которые получали путем взрыва. Трудно представить, какие картины вставали перед глазами прабабушки, когда она вспоминала то, о чем забыть невозможно: сначала застывшие трупы складывали с двух сторон длинного рва, оставляя небольшой проход, а затем закладывали и его. Саперными лопатками срезали выступающие части тел. Очень жалели умерших от голода, холода и болезней детей. Женщины плакали: «За что вас, маленьких, вы еще и пожить не успели…»

Прабабушка от голода и непосильной работы совсем ослабла, не могла ходить. Вспоминала, что не дал умереть ей старший брат Михаил: раздобыл где-то немного муки и пек из нее оладушки — без соли, масла, только вода и мука. На всю жизнь она запомнила те оладушки…

В начале апреля 1942 года прабабушка была эвакуирована из Ленинграда по Ладожскому озеру. «Под обстрел не попали», — вспоминает прабабушка. Затем на поезде очень долго добиралась домой, в село Кочетовку. Вся дорога заняла почти месяц. В пути очень помогали совсем незнакомые люди, приносили к поезду еду, воду. Очень часто прабабушка вспоминала женщину (к сожалению, её имя и фамилия не сохранились в памяти), которая ухаживала за ней во время пути, не давала много есть: иначе умрешь, говорила она. Наконец, добралась до станции Пильна. Оттуда уже добрые люди помогли добраться на лошадях до родного села.

Когда прабабушка приехала домой, в деревню, весила она всего тридцать пять килограмм.

Дома бабушка получила письмо от старшего брата, оставшегося в Ленинграде. Он сообщил, что в подушку на её кровати, стоявшей у окна, попал осколок снаряда. «Ведь так могло убить. Писал и плакал».

Брат сказал: «Жить будешь долго». Его слова сбылись. Прабабушка прожила почти 93 года.

После войны прабабушка вышла замуж за вдовца с двумя детьми — моего прадедушку — Александра Александровича Елисеева, участника Великой Отечественной войны, сельского учителя, уважаемого на селе человека. Прадедушка награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и др. На селе до сих пор вспоминают о нем, как об очень хорошем, добром, справедливом человеке.

У них родились двое детей — моя бабушка Валентина Александровна Елисеева (Наборнова), и её брат Евгений Александрович Елисеев. Двух приемных детей (Лидию и Николая) прабабушка воспитала как своих, заменив им умершую в годы войны от воспаления легких мать. Прабабушка всегда говорила, что дети между собой живут очень дружно, по её словам, «роднее родных». Дети многого достигли в жизни, стали уважаемыми людьми. Моя бабушка, Валентина Александровна Наборнова, много лет проработала зубным врачом в Кочетовской участковой больнице. В 2002 году редакцией районной газеты «Борьба» была признана «Человеком года» Сеченовского района. В 2004 году ей присвоено звание «Почетный гражданин Сеченовского района». Евгений Александрович — известный в области хирург, работал в Нижегородском кардиологическом центре. К сожалению, Лидии Александровны и Николая Александровича уже нет в живых, но почти ежегодно приезжают в гости в родное село Кочетовку их дети и внуки, которые, кстати, живут в Санкт-Петербурге.

Моя прабабушка, Анна Степановна Елисеева, умерла 15 апреля 2010 года.

Я всегда буду помнить свою прабабушку и то, через какие трудности ей пришлось пройти в годы Великой Отечественной войны. Очень жаль, что не обо всем довелось расспросить прабабушку при её жизни. Да и не любила она вспоминать эти самые трудные годы — блокаду Ленинграда.

В дальнейшем, я обязательно буду продолжать работу по поиску новых сведений о жизни моих родных, чтобы потом я могла передать эти знания своим детям.

Память народа

Подлинные документы о Второй мировой войне

Подвиг народа

Архивные документы воинов Великой Отечественной войны

Мемориал

Обобщенный банк данных о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества

LiveJournal Share Button