Мария Михайловна Воробьёва

Героическая Мария

Меня зовут Власова Ксения, мне 13 лет, живу в городе Семенов Нижегородской области и учусь в 7 классе Православной гимназии. Я от своей мамы, Наталии Геннадьевны Карповой, бухгалтера УМТСИК — филиала ООО «Газпром трансгаз Нижний Новгород» услышала о проекте под названием «Наша Победа. Моя история». Мне захотелось оставить след своей семьи и сохранить небольшую память о своих родных, о Героях войны. Но мои бабушки и дедушки рождены после войны, а прабабушки и прадедушки уже умерли.

Во многих семьях есть свои традиции, в нашей семье она так же присутствует — каждый год, 9 мая мы ходим в гости к нашей родственнице Воробьёвой Марие Михайловне. Бабушка Маруся, так мы называем её ласково, в этот день ждёт нас в гости, после парада, который проходит в парке нашего города, где выступают ветераны, проходит праздничная программа, возлагают венки и цветы на братскую могилу. В этот день, когда по телевидению или в парке звучит песня «Этот день Победы…» на наших глазах наворачиваются слёзы, а в горле стоит комок. Но наша бабушка Маруся всегда очень весёлая и жизнерадостная женщина. Вот о ней-то я и хотела бы написать.

Когда началась война, Маше Кучеренко было 13 лет, как сейчас мне, жила она в городе Россошь Воронежской области. Её отец, Михаил Макарович Кучеренко, был заместителем начальника тюрьмы и в 1942 году в возрасте 36 лет он был призван на фронт.

Из истории о городе, во время Великой Отечественной войны через станцию Россошь шло снабжение итальянского альпийского корпуса и 24-го немецкого танкового корпуса. Здесь же находились штаб и часть резервов альпийского корпуса, дивизии которого занимали оборону на правом берегу Дона: от Новой Калитвы до Верхнего Карабута.

7 июля 1942 года случилось страшное для многих людей этого города, а так же семьи Маши, город Россошь оккупировали немцы. Так как их отец занимал такую должность, а один из освободившихся из тюрьмы перешел к немцам на работу бухгалтером, им всем вместе с мамой, двумя сестрами и братиком пришлось лесами бежать из города в село Артёмова, к дедушке и бабушке (маленький Миша Кучеренко воспитывался старшим братом отца и его женой, потому что своих детей у них не было).

Дедушка Маши Кучеренко, Роман Федорович, 1883 года рождения, был потомственным казаком. В Первую Мировую войну он 3 года был в плену у немцев, и он мог понимать немецкую речь, говорить по-немецки он не научился или просто не хотел выдавать этого. Дедушка и бабушка Марфа Михайловна спасли семью Маши не только от расстрела, который им грозил, но и от голода, который был в городе. В селе люди работали с раннего утра и до поздней ночи на огородах. Во дворе содержали много скотины, чтобы прокормить семьи. Но фашисты вскоре пришли и в это село. Они заняли часть дома, организовав в одной из комнат штаб, а в другой жили дедушка, бабушка, старшая сестра Ася и Маша, другие родственники. Маленькая сестрёнка Лида (она очень боялась немцев и пряталась от них под лавкой), с братик они жили 8 месяцев в погребе у дедушки. Немцы забирали продовольствие у семьи. Каждый день нужно было надоенное молоко отдавать им, всю скотину со двора увезли, приехав на больших санях. Мария Михайловна вспоминает, что когда она стояла со своим дедушкой, а немцы забирали последнего большого поросёнка, она спросила его:

—Дедушка, тебе не жалко поросёнка?

На эти слова он ответил ей:

—Нет, лишь бы вас в живых оставили, а там что-нибудь придумаем.

Маша не боялась немцев. Однажды она заплакала, увидев, что немцы забирают все то, без чего им очень тяжело будет выжить. К ней подошел немецкий солдат и стал гладить её по плечу, говорить чтобы она не плакала. Даже сейчас Мария Михайловна вспоминает это и говорит, что запомнила это, так как будто это было вчера. Но страха она не испытала, очень отважной девчушкой была.

А по ночам Маша со старшей сестрой Асей, которая из-за войны не смогла получить аттестат медицинской сестры, помогала вместе с другими ребятами, выводить из окружения русских солдат, которые остались в очень страшных болотах из-за ранения. Только в этих болотах (даже немцы боялись туда идти), попавшие в окружения солдаты смогли, при помощи наших отважных детей выйти к своим. Мария Михайловна рассказывала, что бабушка пекла хлеб, рвала простыни и ночью обвязав старшую сестру и других ребят, которые пробирались огородами к этим болотам, оказывали посильную медицинскую помощь, перевязывая солдат, кормили и выводили их из окружения, а у маленькой Маши было важное и ответственное задание — она была на карауле, следила за немецким охранником, который ходил вдоль болота и предупреждала свистом или секретным знаком об опасности.

В конце войны в село Артёмово пришли благодарственные письма от спасенных солдат.

Ещё одну историю рассказала мне Мария Михайловна. Когда наши войска уже гнали немцев и они понимали что обстановка накаляется, все были напряжены, а на печи в комнате дети и в том числе Маша, громко расшалились и один из офицеров сказал застрелить громких детей, которые мешали своими криками. Дедушка сидел около приоткрытой двери (что он обычно делал и слушал речь немцев) он встал и подошел к внукам чтобы хоть как-то защитить их, все дети спрятались в угол за печной. Одна Маша выставила свою любопытную голову в комнату, чтобы посмотреть, что делает дедушка и в этот момент к ней подошел немецкий солдат и направил пистолет прямо в голову. Дедушка тихо стал гладить ему руки и говорить что не надо этого делать, это же дети. Немец сказал дедушке чтобы тот успокоил киндер (нем.), чтобы они не шумели. Сейчас, когда я слушала рассказ бабушки Маруси у меня «мурашки бегут по коже» и, спрашивая её, что она чувствовала в тот момент, когда ей к голове приставили пистолет, она, смеясь, ответила:

—Знаешь, мне бы спрятаться за стенку печи, а я даже не испугалась, ни на секунду. Моё любопытство было выше всего. Я даже не пошевелилась, когда пистолет был приставлен к голове, я всегда была впереди всех.

И когда немец ушел в другую комнату дедушка сказал мне:

—Сейчас как тресну тебя, так будешь знать, как выставлять свой лоб.

Эта история случилась утром, а днём Володя друг старшей сестры Аси сказал им, что на завтра, 16 февраля немцы должны их вывезти из города и расстрелять. И если бы не русские солдаты, которые утром, 16 февраля, в 6 часов утра не освободили бы эту деревню от фашистов, то судьба Маши и её семьи могла бы быть совершенно иной. Уже ночью, Мария Михайловна слышала, как едут мимо их деревни танки, машины и бегут солдаты. Немцы очень любили спать и из их дома немцы бежали прямо в кальсонах, но их догнали и то ли взяли в плен, то ли расстреляли, подростку Марии это уже было не так важно. Самое главное, за эти два дня она могла умереть дважды, но осталась жива вместе со своей семьёй.

Всю следующую зиму и лето Маша не училась, работала в колхозе: сажали овощи, зерновые.

В 1944 году они снова переехали в город Россошь для того, чтобы окончить техникум старшей сестре Асе, а младшим Лиде и Марии школу.

Каждые каникулы школьники работали в колхозе, собирали колоски, оставшиеся после уборки урожая, сажали и убирали картофель и подсолнух. Год был очень тяжелым для всех. Страшный голод, разруха. Дедушка и бабушка чем могли кормили семью. Но 150 граммов хлеба этого было мало чтобы прокормить семью, младший братик заболел и умер. Мама старалась хоть как-то прокормить трёх дочерей и от недоедание стала пухнуть от голода. Мария Михайловна рассказывает, что если бы не их отец (после войны не сразу все смогли вернуться к своим семьям), который смог найти их по запросам, узнал, что его семья жива и только тогда их всех положили в госпиталь для того чтобы откормить и вылечить.

Отец пришел с фронта в сентябре 1945 г. инвалидом: две контузии, да и раны давали знать.

После окончания 8 классов 1947 г. Мария Михайловна поступила в Россошинский мясомолочный техникум, получив специальность бухгалтера. По направлению попала в наш город Семенов. Познакомилась со своим будущим мужем Некторием Андреевичем Воробьевым и прожила с ним долгую жизнь — 58 лет.

Сегодня Мария Михайловна Воробьева не имеет правительственных наград. Она не смогла доказать своё участие в спасении солдат на оккупированной территории, так как их письма не сохранились. Доказать документально свою работу в колхозе так же не смогла, так как свидетели умерли, документы были утеряны. Но она не расстраивается, ведь главное в жизни не награды, а чистая совесть.

Марии Михайловне всегда говорили, что у неё строгий взгляд, но я знаю её другой. У бабушки Маруси очень красивые и добрые глаза. Когда я смотрю на неё, я чувствую спокойствие и защиту. Её рассказы о войне, о страданиях людей, о том, как дорога была даже самая маленькая крошечка хлеба оставили сильные впечатления в моей душе.

Не той, что из сказок, не той, что с пеленок,
Не той, что была по учебникам пройдена,
А той, что пылала в глазах воспаленных,
А той, что рыдала, — запомнил я Родину.
И вижу ее, накануне победы,
Не каменной, бронзовой, славой увенчанной,
А очи проплакавшей, идя сквозь беды,
Все снесшей, все вынесшей русскою женщиной.

(Константин Симонов)

Память народа

Подлинные документы о Второй мировой войне

Подвиг народа

Архивные документы воинов Великой Отечественной войны

Мемориал

Обобщенный банк данных о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества

LiveJournal Share Button